Ракетный танк ИТ-1 («Истребитель Танков», «Объект 150») - Домашний уют - журнал
Palitra21.ru

Домашний уют — журнал
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опоздавшие на; войну: Ракетные танки

Опоздавшие на войну: Ракетные танки

Сперва стоит разобраться в терминологии. Сегодня многие основные боевые танки имеют возможность запускать управляемые ракеты — и Т-80, и Т-90. Правда, это преимущественно «изюминка» советских и российских боевых машин: нарезные пушки британских «Челленджеров» не позволяют организовать запуск ПТУР, хотя раньше подобные разработки велись и за рубежом («Шеридан», французский AMX-13).

«Ракетными танками» далее мы будем именовать исключительно те боевые единицы, для которых ракетное вооружение (ПТУР) было основным.

Первые в мире противотанковые управляемые ракеты Ruhrstahl X-7 разработаны в Германии под конец войны; к 1945 году они были готовы к массовому производству и применению, но Рейху уже не хватало сил и мощностей: перед терпящей поражение Германией стояли другие задачи. Тем не менее начало было положено. Новый вид вооружения разрабатывали в ряде стран, и уже в 1950-х французские SS.10 нашли боевое применение. ПТУР обещали целиком и полностью изменить стратегию танкового боя. Если для пушечного вооружения нормальная дистанция — 1,5 — 2 км, то, применяя ракеты, можно было эффективно атаковать танк на расстоянии до 3 км. Естественно, возник вопрос об установке пусковых устройств для ПТУР на самих танках…

Средний танк Т-62

Является дальнейшим развитием танка Т-55 и отличается от него, главным образом, более мощным вооружением. Разработан в 1958 – 1960 годах в КБ завода № 183. Принят на вооружение в 1961 году. Изготавливался серийно на заводе № 183 с 1961 по 1972 год.

СЕРИЙНЫЕ МОДИФИКАЦИИ:
Т-62 (объект 166) – по сравнению с танком Т-55 имеет следующие основные конструктивные особенности: 115-мм гладкоствольная пушка; цельнолитая башня с диаметром погона в свету 2245 мм вместо 1816 мм; механизм выброса стреляных гильз через люк в кормовой части башни; длина корпуса увеличена на 386 мм, высота – на 27 мм; наклон кормового листа уменьшен с 17° до 2°; для обеспечения требуемого снижения пушки крыша корпуса or башни в сторону кормы имеет наклон 3°15′, а в сторону носа – 0 °30′; снят курсовой пулемет, изменен механизм поворота башни; установлены комбинированный (дневной и ночной) командирский прибор наблюдения ТКН-2 (“Кармин”), 19-дисковый главный фрикцион с гидропневматическим приводом управления, тормозные колодки из пластмассы на лентах тормоза поворота; увеличен динамический ход опорных катков со 142 до 162 мм и т.д. В 1967 г. были ликвидированы люки в крыше МТО, с 1972 г. стал устанавливаться зенитный пулемет ДШКМ, с 1975 г. -лазерный дальнометр КДТ-1 или КДТ-2.

Т-62М (объект 166М6 1983 г.) – модернизированный вариант. Многослойные экраны из комбинированной брони на корпусе и башне, бортовые резинотканевые противокумулятивные экраны, дополнительно бронировано днище. Антинейтронный подбой на башне. Установлены комплекс управляемого вооружения 9К116-1 “Шексна” и СУО “Волна” (лазерный дальномер КДТ-2, баллистический вычислитель БВ-62, прицел ТШСМ-41У, стабилизатор “Метеор” М1). Часть машин оснащена зенитным пулеметом НСВТ вместо ДШКМ. Двигатель В-55У мощностью 620 л.с. Введены гусеница с РМШ и гидроамортизаторы на узлах подвесок вторых опорных катков. Ствол пушки оснащен теплозащитным чехлом. Радиостанция Р-173, система запуска дымовых гранат 902Б “Туча”, система защиты от напалма “Сода”. Боевая масса 41,5 т.

Т-62М-1 – Т-62М с двигателем В-46-5М мощностью 690 л.с.

Т-62М1 – Т-62М без комплекса управляемого вооружения 9К116-1 “Шексна”.

Т-62М1-1 – Т-62М1 с двигателем В-46-5М.

Т-62М1-2 – Т-62М1 без дополнительного бронирования корпуса.

Т-62М1-2-1 – Т-62М1-2 с двигателем В-46-5М.

Т-62Д (1983 г.) – модернизированный вариант танка Т-62. Комплекс активной защиты “Дрозд”. Отсутствуют дополнительное бронирование башни и система запуска дымовых гранат “Туча”. Боевая масса 40 т.

Т-62Д-1 – Т-62Д с двигателем В-46-5М.

Т-62МВ (1985 г.) – модернизированный вариант танка Т-62М. Навесная динамическая защита башни и корпуса, бортовые резинотканевые экраны толщиной 10 мм, дополнительное бронирование днища. На части танков элементы КДЗ устанавливались на бортовых экранах. Боевая масса 38,4 т.

Т-62МВ-1 – Т-62МВ с двигателем В-46-5М.

В 1961 году завод № 183 изготовил установочную партию танков из 25 штук, которые поступили в Прикарпатский военный округ. 1 января 1962 года завод был остановлен на шесть месяцев для переоборудования сварочного контейнера в корпусном цехе, замены карусельных станков для обработки погона башни и проведения других мероприятий по подготовке производства. С 1 июля 1962 года начался массовый выпуск танка Т-62. За время серийного производства, по западным данным, было выпущено около 20 000 танков. Помимо Советского Союза состояли на вооружении только в одной стране Варшавского договора – Болгарии. Кроме того, они поставлялись, состояли или состоят на вооружении в Алжире (300 единиц на 1995 г.), Анголе, Афганистане, Вьетнаме, Египте (580 на 1995 г.), Израиле (трофейные египетские и сирийские), Ираке (1500 на начало ирано-иракской войны), Иране (трофейные иракские), Йемене, Кубе (400 на 1995 г.), Ливии, Монголии, Северной Корее, Сирии (1000 на 1995 г.), Сомали, Судане, Танзании, Эфиопии.

Боевое крещение Т-62 получили во время советско-китайского конфликта в районе о. Даманский 2-17 марта 1969 года. Во время нашей контратаки 15 марта один танк был поврежден и остался на ночь в ничейной зоне на льду р. Уссури. Утром огнем советской артиллерии лед метровой толщины вокруг танка был разбит, и он затонул. Однако в мае китайцы подняли танк, и в их руки попали секретные агрегаты: прицел, стабилизатор, а также оперенные подкалиберные снаряды. По-видимому, после этого и начались масштабные поставки рассекреченного танка в страны Ближнего Востока. В частности, с 1971 по 1973 год только в Египет было поставлено 200 Т-62. Танки Т-62 интенсивно использовались в арабо-израильских войнах 1973-го и 1982 годов и ирано-иракской войне. Вооруженная ими сирийская танковая дивизия принимала участие в операции “Буря в пустыне” в 1991 году. Несколько танковых полков, оснащенных Т-62, а затем Т-62М, действовали в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. На базе танка Т-62 выпускались командирские танки Т-62К и Т-62МК. Согласно данным, заявленным советской стороной на Венских переговорах по ограничению обычных вооружений в Европе, в 1990 году на европейской территории СССР, а также в частях, дислоцированных в Восточной Европе, находилось 2144 танка Т-62, Т-62К, Т-62М и Т-62МК. В составе частей внутренних войск танки Т-62М принимали участие в антитеррористической операции в Чечне.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Т-62

БОЕВАЯ МАССА, т: 37.
ЭКИПАЖ, чел.: 4.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм:
длина – 8335,
ширина – 3300,
высота – 2395,
клиренс – 430.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка 2А20(У5ТС) калибра 115 мм, 1 пулемет ПКТ калибра 7,62.
БОЕКОМПЛЕКТ: 40 выстрелов, 2500 патронов.
СТАБИЛИЗАТОР ВООРУЖЕНИЯ: двухплоскостной “Метеор”.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел ТШ-2Б-41, ночной прицел ТПН-1-41-11.
БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса – 100, борт – 80, башня – 242.
ДВИГАТЕЛЬ: В-55В, 12-цилиндровый, дизельный, четырехтактный, V-образный, жидкостного охлаждения, мощность 580 л.с. (426,88 кВт) при 2000 об/мин, рабочий объем 38 880 см3.
ТРАНСМИССИЯ: гитара, многодисковый главный фрикцион сухого трения, пятискоростная коробка передач, планетарные механизмы поворота, бортовые передачи.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: пять обрезиненных опорных катков на борт, ведущее колесо заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное), направляющее колесо; подвеска индивидуальная торсионная, гидравлические амортизаторы в подвесках передних и задних катков; в каждой гусенице 96 траков шириной 580 мм, шаг трака 137 мм.
СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: 50.
ЗАПАС ХОДА, км: 450.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ:
угол подъема, град. – 32;
ширина рва, м – 2,85;
высота стенки, м – 0,8;
глубина брода, м – 1,4 (с ОПВТ- 5 м).
СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция Р-123, переговорное устройство Р-124.

Ракетный танк ИТ-1 (объект 150)

Единственный советский серийный танк с ракетным вооружением. Разрабатывался в КБ завода № 183 с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Принят на вооружение Постановлением СМ СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом МО № 0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ-истребитель танков). Изготавливался серийно на заводе № 183 с 1968 по 1970 год.

СЕРИЙНАЯ МОДИФИКАЦИЯ:
корпус сварной, башня литая полусферической формы с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет. Система наведения ракет -радиокомандная полуавтоматическая.

Ракетный танк ИТ-1 недолго состоял на вооружении Советской Армии. По замыслу военных, отдельными батальонами истребителей танков должны были комплектоваться мотострелковые дивизии, разворачиваемые на танкоопасных направлениях. Было сформировано всего два таких батальона: один – в Белорусском, а другой – в Прикарпатском военных округах. В процессе испытаний и эксплуатации ракетный комплекс показал высокую надежность – до
96,7%. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и т.д. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти боевые машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА ИТ-1

БОЕВАЯ МАССА, т: 34,5.
ЭКИПАЖ, чел.: 3.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм:
длина – 6630,
ширина – 3300,
высота – 2200,
клиренс – 435.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 комплекс ракетного вооружения 2К4 “Дракон”, 1 пулемет ПКТ калибра 7,62 мм. БОЕКОМПЛЕКТ: 15 танковых управляемых ракет ЗМ7, 2000 патронов.
СТАБИЛИЗАТОР ВООРУЖЕНИЯ: двухплоскостной 2ЭЗ.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: перископический прицел 1-ОП2, ночной прицел 1ПН12.
БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса-100, борт-80, башня-206.
ДВИГАТЕЛЬ: В-55А, 12-цилиндровый, дизельный, четырехтактный, V-образный, жидкостного охлаждения; мощность 580 л.с. (426,88 кВт), рабочий объем 38 880 см3.
ТРАНСМИССИЯ: гитара с приводом на генератор, многодисковый главный фрикцион сухого трения, пятискоростная коробка передач, планетарные механизмы поворота, бортовые передачи.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: пять обрезиненных опорных катков на борт, ведущее колесо заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное), направляющее колесо; подвеска индивидуальная торсионная; в каждой гусенице 96 траков шириной 580 мм, шаг трака 137 мм.
СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: 50.
ЗАПАС ХОДА, км: 470.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ:
угол подъема, град. – 32;
ширина рва, м – 2,85;
высота стенки, м – 0,8;
глубина брода, м – 1,4 (с ОПВТ-5 м).
СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция Р-123, переговорное устройство Р-124.

Описание [ править | править код ]

Экипаж ИТ-1 составляли три человека: механик-водитель, оператор-стрелок и командир танка. Сам танк имел сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет ЗМ7. Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. В качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 устанавливался 7,62-мм пулемет ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Башня имела электрический и ручной механизмы поворота.

В комплекс ракетного управляемого вооружения входили противотанковые управляемые ракеты, система заряжания и пуска, дневной и ночной прицелы, стабилизатор 2ЭЗ, станции наведения и управления. Управление ракетой — радиокомандное, полуавтоматическое, на любой комбинации из семи частот и двух кодов, что позволяло одновременно вести стрельбу из нескольких истребителей танков. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела.

Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле. Люлька пускового устройства совместно с полем зрения дневного и ночного прицелов, антенной, пулеметом ПКТ и осветителем ночного прицела стабилизировалась в вертикальной плоскости, а башня — в горизонтальной.

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Направление схода ракеты отличалось от линии прицеливания в вертикальной плоскости на 3°20′, в горизонтальной — с учетом скорости ветра. После схода ракеты ПУ автоматически убиралась внутрь башни. Одновременно снималось упреждение, учитывавшее ветер, и башня поворачивалась в направлении цели. В момент пуска перед входным окном прицела автоматически в течение 1,5 с устанавливалась воздушная завеса (во время испытаний в 1965 году, когда ракета стала сходить с пусковой установки, газы из её сопел подняли с носа корпуса танка снег, который запорошил входное окно прицела, в результате чего управление ракетой стало невозможным). Первые 0,5 сек ракета летела неуправляемой. За это время боковая составляющая ветра (из-за парусности оперения ракеты) и сила тяжести ракеты выводили её на линию прицеливания. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Определение координат положения ракеты относительно линии прицеливания производилось с помощью светового пятна от трассера, проектировавшегося по оптической системе прицела на фотокатоды, что вызывало появление электрических импульсов, необходимых для выработки радиокоманд в системе управления ракетой.

Через 25,5 сек после схода ракеты система возвращалась в исходное положение и можно было произвести очередные заряжание и пуск. Дальность стрельбы днём колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Боевая масса танка составляла 34,5 тонны.

На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял три года. По замыслу военных, отдельными батальонами истребителей танков должны были комплектоваться мотострелковые дивизии, разворачиваемые на танкоопасных направлениях. Было сформировано всего два таких батальона: один — в Белорусском, а другой — в Прикарпатском военных округах. В процессе испытаний и эксплуатации ракетный комплекс показал высокую надёжность — до 96,7 %. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мёртвая зона, отсутствие танковой пушки и т. д. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

Нереализованные проекты: разработка ракетных танков в СССР

В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. Советский Союз, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов., помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

Читать еще:  Основные технические показатели и конструкция вертикально-фрезерного станка 6т12

Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, ее установили на обычный серийный танк БТ-5.

Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Михаилом Николаевичем Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным М.Тверским в конце 1933 года, в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ.

Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 года.

Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров.

Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

Тактико-технические характеристики ракетного танка РБТ-5

Год выпуска – 1933Вооружение:
Экипаж, чел – 345 мм пушка 20К образца 1932 года
Масса, т – 127,62 мм пулемет ДТ
Броневая защита, мм:2 х 250 ракеты
лоб, борт, корма – 13Двигатель – «М – 5», 400 л.с-авиационный
крыша – 10Максимальная скорость, км/час:
днище – 6на гусеницах -52
на колесах — 72

Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?

Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 « объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

Компоновка машины – классическая. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ).

Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

У левого борта корпуса размещался подогреватель. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Ракетный танк ИТ-1 « объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»

Бронирование

Преодолеваемый ров, м 2,85
Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

ЛитЛайф

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • .
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • .
  • 88
  • 89
  • »
  • Перейти

Г.Б. Пастернак

Истребитель танков ИТ-1. Пусковая установка приведена в боевое положение

В этот момент Л.Н. Карцев назначил руководителем темы по «Объекту 150» В.Н. Венедиктова. Через некоторое время решение проблемных вопросов возглавили новые специалисты (В.М. Быстрицкий, Ю.А. Кипнис-Ковалев), жизнь вошла в нормальное русло. Начались серьезные доработки «Объекта 150».

В 1963 году были завершены его заводские испытания при участии «НИИ БТ Полигона».

Валерий Николаевич был участником сравнительных испытаний «Объекта 150» с другими серийными танками, но на правительственные показы ездил Л.Н. Карцев.

При сравнении расчетной боевой эффективности «Объекта 150» и «Объекта 432» (предшественник танка Т-64) были выявлены преимущества «Объекта 150» в поражении целей:

— на дистанции до 3,5 км (у «Объекта 432» — до 3 км);

— на дистанции 2–3 км в 2–3 раза больше;

— с использованием всего боекомплекта в 1,67 раза больше (10 против 6) [28]. 20 сентября 1964 года «Объект 150» был представлен правительству на показе

«Фиалка» в «22 НИИ БТ Полигоне» [29].

Вспоминает Г.Б. Пастернак:

«…Маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров просит у Генсека слова и докладывает свое представление о техническом направлении развития бронетанковой техники, смысл которого, что ракетное вооружение на танках не может заменить пушечное. В полнейшей тишине присутствующего руководства страны раздается тихий голос-размышление Н.С. Хрущева: «И такой отсталый маршал у нас академией командует…» [30].

О результатах показа пишет непосредственный участник событий генерал-лейтенант в отставке В.С. Королев [31]: «…Второй показ материальной части ИТ-1 с практическим пуском трех ПТУР состоялся в сентябре 1964 г. на полигоне Кубинка, где Н.С. Хрущеву была продемонстрирована высокая эффективность поражения движущихся целей из ИТ-1 при стрельбе с остановки (младшим научным сотрудником НИИ БТ Полигона Г.Б. Пастернаком), при этом были поражены все три цели.

На следующий день Н.С. Хрущев, выступая в Кремлевском Дворце съездов на Всемирном фестивале молодежи, заявил: «Вчера видел, как эффективно уничтожены танки на подходах. При наличии таких ПТУРС танки оказываются ненужными». Вот на этом фоне и шли заводские и войсковые испытания ИТ-1 в различных условиях местности и погоды. С созданием этого комплекса и принятием его на вооружение неизвестно, какова была бы дальнейшая судьба танков и танковых войск в целом, если бы судьба самого Н.С. Хрущева не была решена в октябре 1964 г…»

Дополним сказанное: «Пленум ЦК КПСС 14.10.1964 снял Хрущева со всех постов за имевшие место проявления субъективизма и волюнтаризма» [24].

По Директиве МО в конце 1964 г. начались государственные испытания «Объекта 150» под председательством главного маршала БТ войск П.А. Ротмистрова.

Автору этих строк хотелось узнать, какие последовали оргвыводы Н.С. Хрущева после выступления П.А. Ротмистрова, и почему именно Павел Алексеевич был назначен председателем государственной комиссии по проведению госиспытаний «Объекта 150», не будучи его приверженцем.

Главный маршал бронетанковых войск, начальник Военной академии бронетанковых войск П.А. Ротмистров

За разъяснением пришлось обратиться к Г.Б. Пастернаку. Геннадий Борисович сообщил мне, что административных последствий П.А. Ротмистрову удалось избежать. Он был взят Министром обороны СССР Р.Я. Малиновским в 1964 г. на должность помощника по вузам. А далее «…нам удалось провести его председателем на госиспытания «Объекта 150» не потому, что он был приверженцем этой машины, а это была устоявшаяся практика использования в таких комиссиях академического руководства, ибо на такой срок выбить кого-то из войскового командования всегда было затруднительно.

Тем более, он понимал необходимость поддержки танков не только подразделениями САУ, но и истребителями танков, что было не под силу САУ. Так что никаких противоречий в его поступках я никогда не видел…» [30].

«Объект 150» был подвергнут испытаниям в средней полосе России и в Чарджоу (ТуркВО) при температуре окружающего воздуха, доходящей до +50 °C. Испытания были длительными и часто прерывались для доработки «Объекта 150» [29].

Однако Западная Германия в 1967 году опередила СССР, приняв на вооружение самоходный противотанковый ракетный комплекс с ручным наведением «Ягуар-1». По-видимому, это послужило причиной ускоренного завершения испытаний и доработки «Объекта 150».

3 сентября 1968 года «Объект 150» был принят на вооружение Советской Армии как «Истребитель танков ИТ-1». Выпускался малой серией с 1966 года до 1970 года на «Уралвагонзаводе». Было изготовлено 220 машин (4 года по 50 машин, еще 20 изготовлено в 1970 году), которые поступили в войска Белорусского и Прикарпатского военных округов [28]. По другим данным ИТ-1 также поступали в Забайкальский ВО [31].

В ходе учений «Неман» в сентябре-октябре 1968 года ИТ-1 было осуществлено 8 пусков ПТУР, которые поразили 8 целей [31].

За создание истребителя танков ИТ-1 главный конструктор Л.Н. Карцев был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.

ИТ-1 явился первым отечественным серийным истребителем танков и первой в мире боевой машиной на танковой базе с полуавтоматической системой наведения ПТУР на цель.

От «Дракона» к ракетно-пушечным танкам

Истребители танков ИТ-1 были сняты с вооружения в 1972–1973 гг. и переделаны в тягачи. Что послужило причиной этому?

Главные причины заключаются в том, что управлению ракетой в полете по радио свойственны крупные недостатки:

— занятость канала управления на все полетное время ракеты. Это определяет с учетом малой скорости ракеты для обеспечения ее управления низкий темп стрельбы. На предельной дальности скорострельность ИТ-1 составляла не более 2,5 выстрелов в минуту [1]. На один выстрел управляемой ракетой «Дракон» натовский танк мог ответить тремя выстрелами из пушки. Высокую вероятность поражения управляемой ракетой противник таким образом успешно мог компенсировать скорострельностью пушки;

— трудность ведения стрельбы ночью;

— недостаточная точность стрельбы по малоразмерным целям, не имевшим большого вертикального размера. Это объясняется тем, что ракета в полете совершает колебательное движение с амплитудой по вертикали [25];

— возможность взаимных помех при пуске УР большим числом танков, находящихся в непосредственной близости друг от друга;

— наличие перед танком большого расстояния 300–500 м [1] с которого начинается управление ракетой. Ствольная артиллерия практически не имеет мертвой зоны;

— большие массы и размеры аппаратуры наведения ограничивали возимый боекомплект [25].

Становилось ясно, что из-за отсутствия пушки истребитель танков не мог применяться при непосредственном сближении с противником, т. е. в боевых порядках линейных танков.

Ракетно-пушечный танк Т-72Б

При использовании во втором эшелоне отпадала необходимость в высоком уровне его защиты, как у танка. В этом случае его эффективность уничтожения целей будет такой же, как у легкобронированных и относительно дешевых носителей ПТРК [28].

В.С. Королев, принимавший активное участие в освоении ПТРК ИТ-1 в войсках дополняет перечень недостатков [31].

Ракетный танк «Объект 150» начал проектироваться в КБ УВЗ с 1957 года на базе узлов и агрегатов танка Т-62. ОКБ-16, руководимое А. Э. Нудельманом, вело разработку ракетного вооружения. А. А. Расплетин, руководитель КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности, был приглашен в качестве консультанта по системе управления. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод № 183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62. В апреле 1964 года были проведены тесты, в которых испытывали два прототипа ИТ-1.

22 июля 1960 года на полигоне Капустин Яр состоялся показ передовых разработок в сфере вооружения и военной техники руководству страны во главе с председателем Совета Министров СССР Н. С. Хрущёвым. По «объекту 150» с докладом перед высшим руководством выступил заместитель начальника бронетанкового полигона полковник И. К. Кобраков. Главный конструктор Л. Н. Карцев присутствовал рядом. На тот момент, конструкция танка и пускового устройства отвечали следующим требованиям: Боекомплект находился в прямоугольной укладке, пусковая установка в походном положении находилась внутри башни, выдвигалась наружу с ракетой на направляющей, после чего крылья ракеты выпрямлялись и фиксировались, ракета была готова к пуску.

Н. С. Хрущёв, проконсультировавшись со своими советниками по ракетному оружию, требовал от конструкторов, чтобы они создали противотанковый управляемый реактивный снаряд для запуска не с направляющей снаружи башни, а из танковой пушки, оперение которого выпрямлялось бы уже в полёте, а боекомплект расположить непосредственно в башне, в зафиксированном магазине барабанного типа с автоматизированной подачей (логика посоветовавших это Хрущёву заключалась в том, чтобы увеличить начальную скорость снаряда, за счёт чего придать ему большую устойчивость и сократить время на перезаряжание, поскольку барабанный магазин обладал целым рядом преимуществ в плане упрощения работы автоматики системы заряжания). На это Карцев возразил, что имеющиеся технологии не позволяют сделать выпрямляющееся оперение без ущерба для управляемости ракеты, по его словам, она бы упала сходу после вылета. Кроме того, это потребовало бы полной переработки всей системы управления огнём и устройства башни, а барабан внутри обитаемого пространства танка создавал неудобства для экипажа, поскольку для наводчика-оператора не оставалось свободного места в башне существующего размера. Присутствовавший в ходе показа главный конструктор ОКБ-52 В. Н. Челомей обязался предоставить в распоряжение коллег из ЦКБ-14 имеющиеся наработки по складывающемуся-выпрямляющемуся в полёте оперению ракет. Тем не менее, Хрущёв в итоге всё же одобрил проект в том виде, в котором он был ему представлен без необходимости переработки, и поздравил Карцева с успешно выполненным заданием партии и правительства.

Впоследствии, 14 сентября 1964 года во время показа боевых возможностей комплекса «Дракон» высшему руководству страны, офицер полигона Г. Б. Пастернак, принимавший активное участие в отработке системы управления и лучше других испытателей освоивший перспективный комплекс (долгое время он был единственным, кто мог эффективно стрелять танковой ракетой), с ходу тремя ракетами с дистанции 3 тыс. метров поразил одну за другой три движущиеся танковые мишени. Видевший всё это Хрущёв тут же сделал вывод о том, что если танки с такой лёгкостью поражаются ракетами, то в них нет практической потребности, что он повторил на следующий день, 15 сентября, выступая в Кремле: «Вчера я видел, как эффективно уничтожаются танки уже на подходах. При наличии таких противотанковых ракет танки оказываются ненужными!». Однако, сами же конструктора, в первую очередь Л. Н. Карцев, зная реальные боевые возможности комплекса, гораздо более скептически относились к перспективам замещения обыкновенных танков ракетными. Отстранение Хрущёва от власти воспрепятствовало реализации планов по полномасштабной постановке указанных образцов боевой техники на вооружение, а работа над ИТ, как и над другими ракетными танками и самоходными ПТРК-истребителями танков, была в значительной степени приостановлена и продолжалась гораздо более медленными темпами (в итоге было выпущено менее двухсот машин, которые не приняли участия в вооружённых конфликтах).

До конца 1964 года было сделано 94 испытательных пуска ракетами «Дракон». Этап проектирования был закончен в 1965 году.

Горячая приправа холодной войны: тест-драйв танка Т-62

Со слов автора. Я кое-как свесил ноги в люк и упёрся рукой в броню башни. Водитель кричит: “Ты там крышку люка придерживай! А то грохнется на ноги, поломает (непечатное слово). И сам держись, сейчас поедем (два слова, обозначающих направление)”. Я вцепился одной рукой в крышку люка, а другой рукой схватился за кромку его проёма.

Танк взревел и тронулся. И тут я понял, что это хрустят пальцы, а не броня. Ох, а ведь это только начало. Только бы как-то пережить эти минуты и хотя бы попытаться надавить на эти рычаги самому!

“Спасибо” НАТО

История этого танка заслуживает особого внимания. Без неё будет не совсем понятно, почему Т-62 получился именно таким, каким получился.

Всё началось в середине 1950-х. На вооружении Советской армии тогда стоял танк Т-54 и его модификация Т-55. Он был принят на вооружение ещё в 1946 году, и ни у кого язык не поворачивался назвать его плохим. Особенно у друзей из капиталистических стран. Но за десять лет буржуи (в первую очередь — заокеанские) здорово умотали вперёд и построили танк M48 (он же — Паттон III или Паттон 48). Коварные американцы сделали хитрый шаг: они впервые башню не сварили, а отлили. И наши Т-54 с такой башней ничего сделать не могли: их 100-мм нарезные пушки Д-10Т пробить броню М48 не могли. А это было, с военной точки зрения, неправильно. И тогда танк решили модернизировать ещё раз.

Новый проект назвали “Объект 140”. Его пытались построить на базе старого Т-54, но получилось не очень хорошо. К 1958 году стало понятно, что получается сложный и нетехнологичный монстр, который никому не нужен и задаром (хотя на его разработку ушло 16 миллионов рублей, по тем временам — сумма огромная). Главный конструктор “Объекта 140” Леонид Николаевич Карцев остался очень недоволен своим детищем. Впоследствии он написал о нём так:

К ОТДЕЛЬНЫМ ДЕТАЛЯМ МОТОРНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ВООБЩЕ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ДОБРАТЬСЯ ОБЫЧНЫМ СПОСОБОМ. ДВЕ ТЯГИ, НАПРИМЕР, НАШИ СБОРЩИКИ-АСЫ УХИТРЯЛИСЬ СОЕДИНЯТЬ ЧЕРЕЗ ЛЮК В ДНИЩЕ ТАНКА, ТОЛЬКО ВООРУЖИВШИСЬ ЗЕРКАЛОМ, КАК ЭТО ДЕЛАЮТ ДАНТИСТЫ ПРИ ПЛОМБИРОВАНИИ ТРУДНОДОСТУПНЫХ ЗУБОВ. ФОРСУНКИ НИЖНЕГО БЛОКА ДВИГАТЕЛЯ МОЖНО БЫЛО ЗАМЕНИТЬ ТАКЖЕ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ЛЮКИ В ДНИЩЕ ТАНКА. И ВООБЩЕ, ПОДМОТОРНАЯ ЧАСТЬ ДНИЩА «ОБЪЕКТА 140» СОСТОЯЛА ПРАКТИЧЕСКИ ИЗ ОДНИХ ЛЮКОВ.

Проект свернули. Как говорил тот же Карцев, сделали это без тяжёлых последствий. Отчасти благодаря тому, что параллельно “Объекту 140” шла разработка ещё одного проекта — “Объекта 165”. Он представлял собой гибрид из сразу нескольких наработок и уже существовавшего на то время Т-55: корпус и башню взяли от “Объекта 140”, боевое отделение — от “Объекта 150”, а мотор, трансмиссию и ходовую часть позаимствовали как раз от Т-55. Про Т-55 мы уже упоминали, про “Объект 140” тоже, а вот что такое “Объект 150”? А это ещё один наш подарок империалистам — первый и единственный ракетный танк, ставший потом известным под названием ИТ-1 — “истребитель танков”. В общем, заготовок было много, и новый “Объект 165” был готов всего за два года: в 1959 году на свет появились первые образцы нового танка. Ещё два года ушло на их обкатку, устранение замечаний и приёмку на вооружение. В итоге Т-62 был принят летом 1962 года.

Этот танк теоретически мог справиться с любой существующей на то время бронетехникой стран НАТО. И именно им мы должны сказать большое человеческое “спасибо” за Т-62. Вашими молитвами, как говорится.

Сталь против стали

Конечно, первое, что бросается в глаза — это ствол пушки. Стрелять из неё нельзя — танк демилитаризованный, и оружия в нём нет. Пушка осталась, но она тоже в нерабочем состоянии. Но она заслуживает несколько добрых слов: её можно считать гордостью этого танка.

Дело в том, что Т-62 — это первый в мире танк с гладкоствольным орудием. Казалось, нарезное было бы уместнее, почему оно гладкоствольное? А это как раз обусловлено спецификой танка — дырявить другие танки. Гладкоствольная пушка У-5ТС «Молот» была получена путём модификации пушки Д-54. Последняя на вооружение так и не встала, причём сразу по двум причинам.

Во-первых, она оказалась недостаточно эффективной в борьбе с иностранной бронетехникой, а во-вторых, военным очень не понравился дульный тормоз. Вы наверняка видели, что такое дульный тормоз — такая набалдашка на конце ствола. Если коротко — она помогает снизить отдачу при выстреле. Но всё-таки военные от него решили отказаться. Во-первых, он сильно демаскирует танк — при выстреле там видны и дым, и пламя. Во-вторых, дульный тормоз опасен для десанта, который во время выстрела может ехать на броне. В итоге военные решили, что чёрт с ней с отдачей, но тормоза не надо. Осталось решить вопрос с бронебойностью.

Тут пошли простым путём: убрали нарезку. Заряд снаряда без нарезки можно увеличить, а значит, лететь он будет веселее. Так и получилось. Вот так из пушки Д-54 получилась совсем другая пушка У-5ТС.

Есть у этой пушки и ещё две “фишки”, которые сделали её для своего времени почти революционной. Первая — это устройство для выброса стреляных гильз. После выстрела оно выбрасывает гильзу через люк в башне — таким образом сэкономили внутреннее пространство. Вторая особенность У-5ТС — новый стабилизатор «Комета» вместо «Молнии» на Д-54. С ним можно было стрелять из пушки на ходу, что для танка с гладким стволом было в новинку.

Казённая часть пушки

Ну а теперь перейдём непосредственно к танку.

Честно говоря, вокруг него можно ходить часами, но ничего интересного снаружи не видно. Просто 37 тонн стали и брони. Простому глазу не видно, что корпус танка собран из листов катаной броневой стали толщиной от 16 до 100 мм. Причём сталь тут не простая, а хромо-никель-молибденовая.

Зато если забраться наверх танка, то можно увидеть щиты, закрывающие его моторно-трансмиссионное отделение. И вот тут уже интересно: тут как раз и стоит самая тонкая броня — 16 мм. Но один человек замучается открывать эти люки. Смотрите сами: сначала надо взять ключ на 27 и открутить болты. Потом этим же ключом сдвинуть запоры люков. А потом — открыть люки, суммарный вес которых составляет приблизительно 700 кг. Задача не из лёгких. В общем-то, поэтому мы в моторный отсек и не попали — это долго и очень сложно. Но кое-что про мотор всё-таки расскажем.

Есть такой миф: ресурс танкового двигателя очень маленький, ибо он должен выдержать бой, а потом его всё равно надо “капиталить”. Этот вопрос я задал механику-водителю. Мехвод ответил уклончиво:

— А я знаю? Работал бы на заводе — сам бы спросил. Вон, 10 тысяч — и опять расход масла 20 литров. Опять на капиталку…

Что ж, отчасти миф подтверждён. Но если серьёзно, гарантийный срок работы двигателя был заявлен в 350 часов. Действительно, не слишком много. А что это за мотор вообще?

Тут стоит дизель В-55В. Это четырёхтактный мотор V12 объёмом 38,9 л. Максимальная мощность для такого объёма не так уж велика — 580 л.с. Зато момент поистине танковый — 2 250 Нм. Расположен мотор поперечно. Коробка передач — пятиступенчатая. Подробнее о них мы расскажем чуть ниже.

Я не буду углубляться в изучение средств связи, наблюдения и навигации. Если коротко — они тут есть. У командира есть бинокулярный перископический смотровой прибор ТКН и электронно-оптический инфракрасный прибор ночного видения. У наводчика есть ещё и призменный перископ ТНП-165. Хуже всего приходится мехводу: в бою он может смотреть на мир только через два неподвижных призменных перископических прибора однократного увеличения. Причём один из них смотрит прямо вперёд, а второй — чуть правее курса. А вот что творится сбоку, механик-водитель не видит вообще.

Перископический прибор механика-водителя

Уже очень не терпится залезть на место механика-водителя, но начнём мы всё-таки не с этого, а с покатушек на месте командира танка.

Тут вам не Европа!

К сожалению, этот танк демилитаризован чуть более, чем полностью, поэтому в башне и центральной части танка царит разруха. Тут не осталось даже сидений для экипажа. Так что мне придётся устроится мягким местом на броне, свесив ноги просто в пустоту люка. Держаться не за что, а вот люк держать надо. Жить хочется, поэтому держимся изо всех сил. Пуск мотора, погнали!

Если честно, я ожидал, что сейчас как затрясёт да заколбасит! А ничего подобного. Танк идёт очень мягко, не чета этим вашим Киа Соул. Ну а как иначе — почти сорок тонн… А ещё — индивидуальная торсионная подвеска. К тому же тут есть даже гидравлические амортизаторы, соединенные с балансирами передних и задних опорных катков. Сами же катки тут обрезиненные, так что ход у танка удивительно плавный. А вот когда водитель подвёз меня к снежной горе, я понял, что всё, отписался. Но ничего подобного: для танка это не преграда! Ну и надо отметить, что механик-водитель у нас замечательный, так что скоро стало даже скучно. Единственное, что развлекало — это дымовая завеса, которую устроил жрущий масло дизель. Какая уж тут маскировка…

От такой “экологии” в Европе сошли бы с ума. Хотя от Т-62 сошли бы с ума, даже если бы он укладывался в Евро-6.

Ну а как тут на месте мехвода? О, сказочно! Сказочно тесно.

Так выглядит место мехвода

У кресла водителя есть регулировка, которая, грубо говоря, сводится к трём положениям: голова наружу, голова внутри и «серединка». В боевых условиях, конечно, кресло надо опустить и закрыть люк. Но тогда тут практически вообще ничего не видно! Разумеется, на танковом полигоне это не слишком критично, но всё равно очень неуютно. Можно занять компромиссное среднее положение, и тогда можно выглядывать из люка, высунув голову. Так мы и сядем.

Все вы прекрасно знаете что руля у танка нет. Так что будем рассказывать об “ухватистых” и “пухлых” рычагах фрикционов (на самом деле никакие они не ухватистые и тем более не пухлые). Тут нет даже нормальных педалей. Точнее, педаль газа нормальная, а вот тормоз и сцепление — это какие-то лошадиные стремена, а не педали.

Так, что тут нам надо знать, прежде чем тянуть руку к кнопке стартера? Во-первых, обратим внимание на рычажок перед рычагом КП. С его помощью перед пуском мотора нам надо подкачать топливо. Хитрый “барашек” рядом с ним — переключатель между топливными баками. Баков на Т-62 несколько. Основные стоят внутри корпуса, и они надёжно защищены бронёй. Снаружи вдоль правого борта есть ещё два запасных бака, из которых солярку можно перекачать в основные. Но мы этот переключатель не трогаем. А вот кнопку маслозакачивающего насоса (МЗН) нажать придётся: перед пуском дизеля в него надо “накачать” масло. Но перед этим нужно ещё включить “массу”. Для этого нажимаем кнопку питания, расположенную почти около правого уха.

Вообще, тут всё сделано так, чтобы танкист в бою выжил, но ужасно измучился. И кнопок, которые легко нажимаются пальцем, тут тоже почти нет. Поэтому по кнопке массы приходится стучать кулаком. Теперь нажимаем кнопку МЗН, ждём несколько секунд и жмём кнопку стартера. В принципе, мотор можно запустить и сжатым воздухом, но у нас все четыре 24-вольтовые АКБ заряжены. Итак, дизель запущен.

ЗНАЕТЕ, ЧЕМ ОБЫЧНАЯ СОВРЕМЕННАЯ МАШИНА, ДАЖЕ ГРУЗОВАЯ, ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ТАНКА? В НЕЙ ВСЕГДА ТИШЕ, ЧЕМ СНАРУЖИ. ЗАКРЫЛ ОКОШКО — И МОТОРА ПОЧТИ НЕ СЛЫШНО. А ВОТ В Т-62 ВСЁ СТРОГО НАОБОРОТ. РЁВ ВНУТРИ ТАНКА ПРОСТО ЧУДОВИЩНЫЙ. МЕХВОД ХОТЯ БЫ В ШЛЕМЕ, А ВОТ У МЕНЯ УШИ НИЧЕМ НЕ ПРИКРЫТЫ. ОРАТЬ ТУТ ТОЖЕ БЕСПОЛЕЗНО, ТАК ЧТО ЗАТКНУЛИСЬ И ТЕРПИМ.

Терпим не только шум, но и унижения от рычагов трансмиссии. Помнится, я как-то радовался, что рычаги Шерпа можно двигать пальчиками. Но Т-62 — ни разу не Шерп, хотя тут тоже есть бортовая трансмиссия. Правда, другая. Тут стоят двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами. У рычагов два положения, и в зависимости от того, насколько сильно потянуть рычаг на себя, радиус поворота меняется. Само собой, ступенчато. Как наш мехвод умудрялся рулить этим танком точно — ума не приложу.

Силу надо прикладывать не только к рычагам, но и к педалям. Но тут выручает посадка: ноги выпрямить просто негде, поэтому они всё время согнуты в коленях. Упираемся спиной в кресло и давим со всей дури. И при переключении передач не забываем нажимать “собачку” на рычаге. Кстати, коробка тут пятиступенчатая с абсолютно нелогичной схемой переключения передач: первая — вниз, вторая — влево и вниз, третья — влево и вверх, четвёртая — вправо и вверх, пятая — вправо и вниз, а задняя — просто вперёд.

Контрольный выстрел в голову — это абсолютная невидимость органов управления в “походном” положении. Выручает страшная теснота: руками махать негде, и рычаги находятся сами собой. Если опустить голову в танк, органы управления видны, но не видно дорогу. И вообще ничего не видно.

Допускаю мысль, что мне с ростом метр восемьдесят в танке вообще не место. Я тут не мог развернуться с фотоаппаратом, а как тут воевать — вообще непонятно. И не дай бог этого понять.

Т-62 закончили выпускать в 1975 году, но встретить их можно до сих пор. Из недавних боевых действий можно вспомнить вооружённый конфликт в Южной Осетии, гражданские войны в Ливии и Сирии. Т-62 до сих пор стоит на вооружении 13 стран мира. Хороший, конечно, танк. Но пусть лучше он стоит, а не ездит и стреляет. Так всем будет лучше.

Выражаем благодарность за предоставленную на тест-драйв машину межрегиональной общественной организации содействия изучению и эксплуатации военной техники “Военно-техническое общество”.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 41

Техника и вооружение 2008 10

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ

вчера, сегодня, завтра

СРЕДНИЙ ТАНК Т-54 И МАШИНЫ НА ЕГО БАЗЕ

На 1 стр. обложки: средний танк Т-54 обр. 1951 г., модернизированный до уровня Т-54Б.

Фото В. Киселева.

М. Павлов, И. Павлов

Опыт боевого применения танков Т-34 в годы Великой Отечественной войны показал, что помимо наличия в танке высоких показателей, определяющих его боевые свойства, он должен по своей конструкции допускать возможность модернизации и иметь перспективу дальнейшего развития и совершенствования. Несмотря на свои замечательные боевые и технические характеристики, средний танк Т-34 такими возможностями ко времени окончания войны уже не обладал. Увеличение калибра основного оружия и использование более мощной броневой защиты приводило к увеличению боевой массы танка и, как следствие, – к потере подвижности и снижению надежности работы его узлов и агрегатов.

Поэтому еще осенью 1943 г. в КБ завода Ng 183 в Нижнем Тагиле началась разработка нового среднего танка. В ноябре 1943 г. директор завода Ю.Е. Максарев и главный конструктор завода А.А. Морозов доложили наркому танковой промышленности В.А. Малышеву ориентировочные тактико-технические характеристики (ТТХ) и предъявили на рассмотрение макет танка Т-44, получившего заводское обозначение «Объект 136».

Проект среднего танка Т-44 представлял собой машину, созданную с учетом возможности ее дальнейшего совершенствования. В техническом проекте в интересах получения большего объема боевого отделения и установки башни с диаметром опоры до 1800 мм компоновка моторно-трансмиссионного отделения (МТО) отличалась от компоновки всех предыдущих типов танков, ранее разработанных заводом. Для максимального сокращения размера занимаемого МТО по длине машины двигатель установили поперек корпуса. С целью лучшего использования внутренних объемов и получения танка с минимальной боевой массой по-новому расположили водяной и масляный радиаторы, вентилятор системы охлаждения и топливные баки. Применили торсионную подвеску.

До принятия на вооружение танка Т-44 завод №183 последовательно изготовил три модификации опытных образцов этой боевой машины. В январе-феврале 1944 г. были выпущены три танка первой модификации. Первые два имели массу 30,4 т и были вооружены 85-мм пушкой Д-5Т-85 и двумя 7,62-мм пулеметами ДТ. Броневая защита верхнего лобового листа корпуса достигала 75 мм, верхний бортовой лист, расположенный вертикально, имел толщину 45 мм и дополнительно был защищен накладным броневым листом толщиной 30 мм. Толщина лобовой брони башни составляла 90 мм. На танке установили дизель В- 2ИС мощностью 500 л.с. (367,6 кВт).

Одна из этих машин в феврале-марте 1944 г. прошла испытания на НИБТ полигоне, в результате которых было выявлено большое количество конструктивных недостатков.

На третьем опытном образце танка устанавливалась 122-мм пушка Д-25-44.

После устранения недостатков, выявленных на полигонных испытаниях, были изготовлены два танка второй модификации. Один из них прошел испытания на НИБТ полигоне в июне-июле 1944 г. Танк имел боевую массу 31,3 т и оснащался 85-мм пушкой ЗИС-С-53. Толщина брони лобовой части башни была увеличена до 115 мм, а борта корпуса изготавливались из катаных 75-мм броневых листов.

На испытаниях вновь были обнаружены существенные недостатки в работе привода вентилятора, входного редуктора трансмиссии (гитары) и опорных катков. В августе- сентябре 1944 г. заводским испытаниям подвергся опытный танк третьей модификации. При боевой массе 30,7 т верхний лобовой лист корпуса имел толщину 90 мм, а лобовая часть башни – 120 мм. На танке устанавливался дизель В-44 мощностью 500 л.с. (367,6 кВт). Передаточное отношение бортового редуктора было уменьшено с 7,11 до 5,89, за счет чего максимальная скорость машины возросла до 60,5 км/ч.

Опытный танк Т-44 с пушкой Д-25-44.

Серийный танк Т-44.

Этот танк после внесения некоторых конструктивных изменений 23 ноября 1944 г. был рекомендован к серийному производству. Одновременно было принято решение об изготовлении к марту 1945 г. опытного образца танка Т-44 со 100-мм пушкой Д-10Т.

Серийное производство Т-44 было организовано в конце ноября 1944 г. на заводе №975 в Харькове, который в то время являлся филиалом завода № 183 в Нижнем Тагиле. Новый средний танк отличался от Т-34-85 главным образом только более мощной броневой защитой, измененной формой корпуса и башни, компоновкой отделений. Основное оружие танка осталось неизменным. Поэтому эта машина не получила широкого распространения в войсках, а стала переходной моделью к широко известному во всем мире танку Т-54. Всего танков Т-44 было произведено: в 1944 г. – 25, в 1945 г. – 880, в 1946 г.-718 и в 1947 г.-200 машин.

Рождение. Опытные образцы танка Т-54

Первый опытный образец танка Т-54, 1945 г.

30 октября 1944 г. завод N9183 представил в НКТП проект среднего танка Т-54, отличавшегося от Т-44 повышенной огневой мощью и усиленной броневой защитой. Усовершенствованный танк предполагалось вооружить 100-мм пушкой. Проект был одобрен, и в соответствии с приказом В.А. Малышева №0637 от 1 ноября 1944 г. заводу № 183 предписывалось изготовить опытный образец машины.

Однако Т-54 не удовлетворял командование БТ и MB КА и ГБТУ КА, так как в нем не были реализованы тактико-технические требования (ТТТ) ГБТУ КА, предъявлявшиеся к новому среднему танку. В

Описание

Экипаж ИТ-1 составляли три человека: механик-водитель, оператор-стрелок и командир танка. Сам танк имел сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет ЗМ7. Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. В качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 устанавливался 7,62-мм пулемет ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Башня имела электрический и ручной механизмы поворота.

В комплекс ракетного управляемого вооружения входили противотанковые управляемые ракеты, система заряжания и пуска, дневной и ночной прицелы, стабилизатор 2ЭЗ, станции наведения и управления. Управление ракетой — радиокомандное, полуавтоматическое, на любой комбинации из семи частот и двух кодов, что позволяло одновременно вести стрельбу из нескольких истребителей танков. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела.

Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле. Люлька пускового устройства совместно с полем зрения дневного и ночного прицелов, антенной, пулеметом ПКТ и осветителем ночного прицела стабилизировалась в вертикальной плоскости, а башня — в горизонтальной.

Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Направление схода ракеты отличалось от линии прицеливания в вертикальной плоскости на 3°20′, в горизонтальной — с учетом скорости ветра. После схода ракеты ПУ автоматически убиралась внутрь башни. Одновременно снималось упреждение, учитывавшее ветер, и башня поворачивалась в направлении цели. В момент пуска перед входным окном прицела автоматически в течение 1,5 с устанавливалась воздушная завеса (во время испытаний в 1965 году, когда ракета стала сходить с пусковой установки, газы из ее сопел подняли с носа корпуса танка снег, который запорошил входное окно прицела, в результате чего управление ракетой стало невозможным). Первые 0,5 сек ракета летела неуправляемой. За это время боковая составляющая ветра (из-за парусности оперения ракеты) и сила тяжести ракеты выводили ее на линию прицеливания. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Определение координат положения ракеты относительно линии прицеливания производилось с помощью светового пятна от трассера, проектировавшегося по оптической системе прицела на фотокатоды, что вызывало появление электрических импульсов, необходимых для выработки радиокоманд в системе управления ракетой.

Через 25,5 с после схода ракеты система возвращалась в исходное положение и можно было произвести очередные заряжание и пуск. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Боевая масса танка составляла 34,5 тонны.

На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял два года. По замыслу военных, отдельными батальонами истребителей танков должны были комплектоваться мотострелковые дивизии, разворачиваемые на танкоопасных направлениях. Было сформировано всего два таких батальона: один — в Белорусском, а другой — в Прикарпатском военных округах. В процессе испытаний и эксплуатации ракетный комплекс показал высокую надежность — до 96,7 %. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и т. д. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector